Cyanogen: как украсть Android у Google

   Автор статьи: Юрий Стрельченко

Кто-то должен бросить вызов.

Кирт Макмастер, исполнительный директор Cyanogen, которая готовит самые, пожалуй, популярные и лучшие в мире неофициальные редакции Android, давно вынашивает заговорщицкие планы бросить прямой вызов Google. Только представьте, Давид идет в бой с Голиафом! И есть шансы, что камень, метко запущенный из пращи опытной рукой, попадет великану прямиком в голову, обрушив гиганта наземь.

И правда: наступило хорошее время, чтобы кого-нибудь наклонить. Мобильная революция, запущенная iPhone, показывает явные признаки стагнации, ибо достигла новой точки перегиба. Число смартфонов на планете вырастет к 2020 году с нынешних почти 2,5 млрд до, как ожидается, 6 млрд единиц. Стоимость быстрых и функционально насыщенных коммуникаторов показательно падает, открывая дорогу новым игрокам вроде Xiaomi, которой удалось достигнуть небывалого могущества за очень короткий промежуток времени.

Рынок мобильных операционных систем на 96% контролируется Google Android и Apple iOS. Это своего рода игра в шахматы, в которой каждому приходится выбирать сторону черных либо белых. Cyanogen возжелала разрушить статус-кво, предложив миру третий вариант в лице CyanogenMod, или Cyanogen OS, мобильной платформы с шестилетним стажем, которая по существу произрастает из Android, но избавлена от тотального контроля со стороны Google.

Недавно Cyanogen получила очередные финансовые вливания в размере 80 млн долларов, поток которых организован социальной сетью Twitter, производителем мобильных процессоров Qualcomm, сотовым оператором Telefónica и медиагигантом Рупертом Мёрдоком. Инвестиционный раунд, по окончании которого стоимость Cyanogen приблизилась к 1 млрд долларов, курировался PremjiInvest; за ней стоит Азим Премджи, третий богатейший человек в Индии. Ранее фирма получила 30 млн долларов вложений.

Утверждается, что ведутся переговоры между Cyanogen и Microsoft: первая разрешит второй интегрировать в операционную систему ряд сервисов, таких как поисковую машину Bing, голосовой помощник Cortana, облачное хранилище OneDrive, VoIP-клиент Skype, почтовую службу Outlook.

Ни для кого не секрет, что производители смартфонов и планшетов, вендоры электронных компонентов для них, а также разработчики приложений — все они очень обеспокоены тем, что экосистема Android находится в полной власти Google. Особенно это актуально с соперниками Маунтин-Вью в лицах облачных хранилищ Box и Dropbox, музыкального провайдера Spotify, обмена сообщениями в Facebook, Twitter, WhatsApp и Snapchat, торгового гиганта Amazon, и прочих, прочих. Еще свежи уроки с персональными компьютерами, когда Microsoft, опираясь на монопольные позиции Windows, ограничивала конкуренцию и диктовала свои условия производителям оборудования. Третий участник в мобильном сражении был бы принят с неописуемым восторгом, ибо придал бы импульс новациям и технологическому совершенствованию.

У Cyanogen есть шанс перетащить в свой стан аж целый миллиард устройств — больше, чем Apple продала iPhone за всё время его существования. 50 млн человек уже обращаются к CyanogenMod в той или иной форме. Большинство из них проходят через процедуру удаления фабричной Android с последующей ее заменой на имярека. Растет список вендоров смартфонов, выпускающих девайсы с уже развернутой CyanogenMod, и такие изделия принимаются аудиторией с безумным энтузиазмом. Считается, что каждый подобный продукт способен принести Cyanogen как минимум 10 долларов дохода.

Разумеется, никто не спит под смартфонным солнцем, и игроки, сильные и слабые, стараются поставить на ноги третью операционную систему, которая подбросила бы дровишек в костер дуополии. И таковых много: Microsoft Windows Phone, BlackBerry (прежде Research In Motion) BlackBerrys OS, Samsung Bada и Tizen, Mozilla Firefox OS, Palm (затем Hewlett-Packard, а сейчас LG) webOS, Nokia Symbian, Maemo и MeeGo, Canonical Ubuntu Touch, Jolla Sailfish. Говорить об истории или будущем этих платформ можно бесконечно долго — ясно одно: следует учесть все взлеты и падения, дабы копировать успех и не повторять ошибок.

Cyanogen собирается сделать CyanogenMod полностью открытой операционной средой — такого нет ни у Android, ни тем более у iOS. Если нарастить степень открытости, вплоть до ядра, тогда сторонние разработчики и партнеры смогут тесно интегрировать с системой собственные службы. Плюсов здесь сонм: Visa или PayPal предложат бесконтактные мобильные платежи, которые работают лучше, чем Google Wallet; Skype будет встроен в номеронабиратель; Spotify станет музыкальным проигрывателем по умолчанию; появятся сильные альтернативы Google Now.

Зависимость Android от Google и ее сервисов вроде Play Store, Gmail и Maps и правда чрезвычайно высока. Маунтин-Вью по сути узурпировало все стадии разработки самой распространенной в мире мобильной платформы, не разрешая коллективно заниматься ее развитием и выдавая на-гора уже готовые версии. Фактически только Amazon удалось воплотить вариант Android в лице Kindle OS, которая не зависит от настроений интернет-корпорации.

Уместно рассказать об истории становления Cyanogen и всего того, что с ней сейчас связано. В 2009 году Стив Кондик, 40-летний предприниматель и программист, приступил к модификации Android под собственные нужды, меняя пользовательский интерфейс, повышая работоспособность, снижая энергопотребление. Да, код Google-системы открыт, и любой может его видоизменить. Впрочем, до определенного порога: пока не вносятся коррективы в работу ключевых Google-приложений вроде Gmail, Maps, Drive и Play Store, на которых интернет-корпорация зарабатывает рекламные деньги и благодаря которым собирает кучу сведений о пользователях. Достаточно скоро вокруг затеи Стива сформировалось сообщество из сотен девелоперов, каждый из которых вносил свой вклад в то, что впоследствии стало называться CyanogenMod. Для самого Кондика подобный ход событий стал абсолютно неожиданным.

T-Mobile G1, или HTC Dream, первый Android-телефон.

Онлайновые форумы подняли шумиху вокруг глубоко и детально настраиваемой версии Android, и к октябрю 2011 года миллион человек установили CyanogenMod на свои смартфоны. Восемь месяцев спустя поклонников стало пять миллионов. Даже Samsung обратила внимание на Кондика, пригласив его в научно-исследовательскую команду в Сиэтле, впрочем, разрешив и дальше заниматься проектом. Сейчас штат Cyanogen не превышает 90 сотрудников, но развитием CyanogenMod поглощены аж 9 тыс. сторонних программистов.

И пока Стив Кондик погружался в пучины кода «зеленого робота», Кирт Макмастер вовсю трудился на благо различных технологических компаний. На пике бума «доткомов» он присоединился к одному из стартапов, щедро расплодившихся в Кремниевой Долине, затем перебрался в южную Калифорнию, где сотрудничал с агентствами цифрового маркетинга. Далее помогал в запуске Boost Mobile, провайдера предоплаченной сотовой связи, позже ставшей частью Sprint. Наконец, работал в Sony на ниве выработки мобильной стратегии.

Стив Кондик (слева) и Кирт Макмастер.

Макмастер, как и многие техногики, вошел в круг первых любителей iPhone, но поскольку он принимал активное участие в коллективном обсуждении деловых идей, пришлось согласиться с перспективностью открытости Android. В 2012 году Кирт обзавелся Samsung Galaxy S III, первым смартфоном, который, по его мнению, стал достойным соперником iPhone. Хотя разочарование ждать себя не заставило: Android Jelly Bean, на тот момент последний из релизов Google-платформы, для этого телефона пока не был готов. В итоге Макмастер установил «прошивку» CyanogenMod, которая благодаря армии бесплатных программистов, уже включала в свой состав код «жевательных конфет». После этого с Киртом случилось своего рода крещение: если мобильное устройство можно перебросить на рельсы открытой операционной системы, причем тонко и в деталях настраиваемой под нужды пользователя, значит, и с самим устройством можно делать всё что заблагорассудится.

Буквально сразу же Макмастер через социальную сеть LinkedIn вышел на контакт с Кондиком, затем по телефону предложил тому план превращения открытого проекта в компанию: «Я буду руководителем, ты — отвечать за технологические вопросы. Деньги я найду». Стив пригласил Кирта в Сиэтл, где они встретились за пабе за кружкой пива, в пене которого сошлись необузданный энтузиазм Макмастера и осмотрительность Кондика. Резюме беседы свелось к предполагавшейся трансформации в компанию: и до сих пор некоторые ветераны сообщества Cyanogen сетуют на возникшую фактически из ниоткуда корпоративность, но Макмастер одним взмахом руки развеивает все опасения.

Инвесторы приняли Cyanogen вначале более чем прохладно: разве есть надежды, что стартапу по силам создать новую операционную систему? Хотя затем последовавшие денежные вливания засвидетельствовали обратное. Да и что доказывать, если миллионы людей повернулись лицом к CyanogenMod: даже крохотный процент из пары миллиардов Android-устройств — уже большое достижение.

С первого взгляда может показаться, что CyanogenMod не особо отличается от фабричной Android, точнее открытого проекта Android Open Source Project (AOSP), — ну разве что пиктограммы и кнопки выглядят иначе. Но не позволяйте себя одурачить: за более-менее знакомым фасадом скрывается совсем иное здание, с множеством потайных комнат, секретных переходов и приятных сюрпризов. Кажется, более не придется искать кучу надстроек, делающих Android более пригодной для эксплуатации. Многие выбирают смартфон, ставя исключительное ударение на его низкой стоимости и совсем не заботясь о повышенном удобстве взаимодействия с операционной системой — и зря.

Во-первых, для CyanogenMod доступно шикарное обилие тематических оформлений пользовательского интерфейса, непрестанно пополняется библиотека шрифтов, звуков, загрузочной анимации и обоев домашних экранов.

Во-вторых, у CyanogenMod есть возможностью переключения между физическими клавишами Android-навигации на виртуальные экранные кнопки. Конечно, полезная площадь экрана уменьшается, зато клавишная панель легко настраивается: кнопки можно упорядочить в любой последовательности, убрать ненужные и добавить нестандартные.

В-третьих, CyanogenMod предлагает расширенное жестовое управление. К примеру, двойное касание к экрану разбудит смартфон, выведя его из режима ожидания. Если «нарисовать» на дисплее круг, запустится приложение камеры; литера V активирует фонарик; двухпальцевое скольжение вверх-вниз включит-выключит музыку.

В-четвертых, особое внимание в CyanogenMod уделено вопросам безопасности и защиты данных. Так, мониторинг Privacy Guard отслеживает, что именно делают приложения с пользовательской информацией. Перемешивание PIN Scramble кнопок цифровой клавиатуры перед набором пароля для разблокировки экрана устройства способствует дополнительной безопасности. Черный список Blacklist запрещает входящие звонки нежелательных людей или рекламных агентов. Криптография WhisperPush шифрует СМС-послания пользователю CyanogenMod-устройства, причем неважно, через какой клиент обмена мгновенными сообщениями ведется переписка. 

Наконец, в недрах CyanogenMod скрывается столько полезностей, что поиск трюков и эффектов видится увлекательным занятием для всех любителей ковыряния в «зеленом роботе».

Весной 2014 года появился OnePlus One, второй после Oppo N1 смартфон, получивший CyanogenMod прямиком из коробки. Об особенностях этого коммуникатора «Сотовик» подробно рассказывал в материале «Обзор OnePlus One: смартфон мечты». Устройство получилось фантастическим, сочетающим высококлассное оборудование, качественное программное обеспечение и невероятно низкий ценник. Отталкиваясь от начальной стоимости в 300 долларов, One с легкостью клал на лопатки всех тогдашних конкурентов. Разве что обзавестись им было трудновато. Грядущий OnePlus Two должен стать еще более восхитительным, хотя ни слота microSD-карт, ни съемной батареи в нем так и не предвидится.

В прошлом году Макмастер и его команда пытались привлечь к CyanogenMod и других производителей. Согласившаяся Micromax, один из лидеров на индийском рынке, начала продажи Cyanogen-смартфона Yureka под брендом YU. Всё пошло хорошо: местный потребитель с восторгом принял возможность гибкой настройки Android-платформы. Во многих аспектах Micromax следует тропой, проложенной китайским гигантом Xiaomi, телефоны которого расхватываются буквально за минуты. Однако вместо разработки аналога MIUI, еще одной мегапопулярной Android-«прошивки», истребовавшей у Xiaomi огромных человеческих ресурсов, было принято верное решение отдать эти вопросы на аутсорсинг.

Вообще Cyanogen распахнула двери для множества производителей, желающих повторить бизнес-историю Xiaomi, которая создает приличного качества изделия, причем, избегая окунаться в жадность, предлагает их по доступной кошельку каждого цене. В начале марта Alcatel OneTouch, смартфоностроитель номер семь в мире, сообщила, что предложит 6-дюймовый коммуникатор Hero 2+, работающий под началом Cyanogen OS, коммерческой версии проекта CyanogenMod, — за 300 долларов.

Более того, Qualcomm, отвечающая за почти все мобильные процессоры, включила Cyanogen OS в список поддерживаемых платформ, совместимых с чипсетами Snapdragon 200, 400 и 600, на базе которых выпускаются изделия бюджетного и среднего уровней. Делается это для того, чтобы расширить спектр мобильных устройств, на которых можно развернуть CyanogenMod.

Достигнуты договоренности с американской Blu, смартфоны который крепко встали на ноги в Латинской Америке. Фирма выпустит свой первый Cyanogen-коммуникатор, и он будет избавлен от набора мобильных приложений Google, для которых нашлись достойные альтернативы. Так, магазин приложений Amazon Appstore подменит собой Play Store, браузер Opera будет использоваться для веб-серфинга вместо Chrome, карты и навигация отданы в руки Nokia Here, а не Maps, данные хранятся не в Drive, но в облаках Dropbox и OneDrive. Для поиска используется Bing, а голосовым помощником выступает Cortana — оба сервиса авторства Microsoft. Когда вышеозначенные службы тесно интегрированы с операционной системой, они ничем не хуже аналогов Google.

Смартфоны, подобные описанным, должны принести Cyanogen деньги. Сейчас компания зарабатывает совсем немного, торгуя темами оформления, видоизменяющими виртуальный облик мобильных устройств. Финансовые потоки откроются, когда разработчики приложений и служб, тесно интегрированных с Cyanogen-коммуникаторами, начнут делиться с фирмой. Здесь возможны всевозможные варианты сделок по извлечению прибыли: от дистрибуции и открытия собственного магазина приложений до внутрипрограммных покупок и адаптации сервисов для определенных стран. В некоторых случаях Cyanogen будет поощрять, отщипывая от своих доходов, тех производителей устройств, которые работают в поле низкой маржи прибыли.

Несмотря на воинственный настрой Макмастера, Cyanogen способна добиться успеха и без нанесения вреда Google. Кстати, Сундар Пичай, заведующий Android, Chrome и Apps, отметил, что пока не понимает коммерческих аргументов этого стартапа. Он также непреклонно заявил, что смартфоны, лишенные критически важных Google-служб, вряд ли окажутся жизнеспособными.

Сундар Пичай.

Что ж, вероятнее всего, удача Cyanogen заключена в извлечении возможностей, утерянных Android, и особенно в сегменте топовых устройств, равноценных Apple iPhone. В любом случае агрессивные заявления Макмастера нервируют Google, которая находится под светом антимонопольных прожекторов, страшась лишний раз прогневить регуляторов. Даром что ли прошлогодней осенью Маунтин-Вью изъявила желание купить Cyanogen со всеми потрохами, но корпорации добра было, ясное дело, отказано.

Да, пусть Android и сама Google — суть проекты, взращенные АНБ, при любом расколе и любых мифотворческих настроениях сообществу нужен общий враг, и таковым ныне назначено быть именно Google. В атаку!


© СОТОВИК

Авторизация


Регистрация
Восстановление пароля

Наверх